Tags: аборты

Hawaii

Исламский лидер в Нигерии хочет ограничить полигамию

"Мы на севере страны все видим что происходит когда мужчина, не способный содержать одну жену, женится на четырех. Он производит 20 детей, и все они оказываются на улице и в итоге становятся преступниками и террористами". (из них вербует Боко Харам и др.). Я всегда думала что многоженство - источник многих проблем в исламских обществах, и одна из причин терроризма. Даже не столько потому что рождается куча детей (по идее, их все равно рождается одинаково в расчете на женщину?), а потому что у множества молодых мужчин нет шанса завести семью. Конечно, в исламе это переиначено, наоборот, там говорится что когда не хватает мужчин, как например когда идут войны, то многоженство это для женщины великое благо. Конечно, только почему-то войны у них идут непрерывно.

А тут еще и пост в тему:
Исламские террористы убивают больше своих чем чужих. Иракские повстанцы, например, убили в 6 раз больше иракцев, чем американцев. Судя по всему, их цель скорее уничтожить как можно больше сексуальных конкурентов, а не избавиться от американцев (неверных оккупантов).

А про 20 детей в семье которые оказываются на улице - интересный феномен (ужасный конечно тоже). Я в прошлом посте упоминала статью Гаррета Хардина за 1968г. в Science о трагедии общих ресурсов. (Вот тут линк на русский перевод статьи). Когда упоминают это понятие, всегда цитируют статью Хардина (хотя сам консепт придумал экономист Уильям Ллойд еще в 19 веке, и там речь шла про общее пастбище) - а в ней как пример трагедии говорится как раз про семьи которые рожают множество детей, больше чем могут содержать. Если бы эти дети умирали от голода, как у животных, говорит Хардин, то люди не рожали бы столько. Была бы саморегуляция. А поскольку в нашем обществе уже давно это не происходит (детям не дают умереть от голода - и слава богу, мы же не животные), то получается что питание детей это общий ресурс. Которым злоупотребляют безответственные многодетные семьи. И мол как с общим пастбищем, нужна строгая регуляция, иначе мы пропадем. Интересная мысль, и перекликается с ситуацией в Нигерии и вообще исламском мире.

П.С. Туда же можно упомянуть байку про то что якобы в Нью-Йорке сильно снизилась преступность благодаря тому что за 20 лет до этого разрешили аборты. Неполиткорректно, но факт (или не факт?).
Hawaii

И об абортах

Я думаю, что нет существенной разницы между абортами на поздних сроках и убийством новорожденных, поскольку практически нет разницы между человеком до и после родов (когда срок становится поздним это отдельный вопрос). Думаю, тут нечего особо доказывать. Но что надо доказать, если это вообще возможно, это что антигуманно убивать новорожденных. Да и вообще людей. Никто не хочет умирать, наверное в силу инстинкта (и заботе о близких). Но ведь, как известно, смерти как таковой для нас не существует. Когда мы есть – ее нет. А когда она есть – нас уже нет. Гениально, да? :) Так вот, если (не дай Бог) человека убивают, но убивают мгновенно, т.е. безболезненно и так сказать без его ведома, то в чем состоит антигуманность? Это может быть негуманно по отношению к его близким, но если близких нет или они и сами не против? Не случайно в «Волшебной горе» Т. Манна (откуда я подчерпнула эту замечательную цитату из Эпикура о смерти) постоянно ведется спор между гуманистом Сетембрини и евреем-иезуитом (и одновременно коммунистом, что характерно) Нафтой, приемлющим кровопролитие: этот спор невозможно разрешить... И кстати что интересно: когда животное страдает от неизлечимой болезни, негуманно оставлять его мучаться, а с человеком наоборот. Мне кажется, неприятие убийства это некая аксиома, существующая в рамках гуманизма (и отчасти в рамках религий), и обосновать ее невозможно. Я прописную истину сказала, да? :)

UPD. Нашла интересную цитату из др. Лео Александра, свидетельствовавшего на Нюрнбергском процессе:
"The beginnings at first were merely a subtle shift in emphasis in the basic attitude of the physicians. It started with the acceptance of the attitude... that there is such a thing as life not worthy to be lived. This attitude in its early stages concerned itself merely with the severely and chronically sick. Gradually the sphere of those to be included in this category was enlarged to encompass the socially unproductive, the ideologically unwanted, the racially unwanted...."